logo
 
?

тонкости игры в настольный теннис

Антарктида — здоровенный кусок льда и земли на самом юге планеты, родина пингвинов и вторая (после Арктики) родина суровых бородатых полярников. Место, куда среднестатистическому анонимусу меньше всего хочется попасть, ибо там его на каждом углу поджидает весьма няшная смерть от разнообразнейших причин. Вернее, подлёдные границы определены, но вот ледовая постоянно меняется — зимой намерзает, летом раскалывается на айсберги и ледяные поля.

А ещё Антарктида — это прямо Мекка всяких фантастов и ГСМ.

Первые размещают в ней то Чужих с Хищниками, то Ми-Го с шогготами, то просто летающие тарелки.

Вторые же в особо запущенных случаях верят, что там до сих пор существует фашистская база подводных лодок, на которой принял ислам или даже всё ещё прячется Гитлер.

Доехать дотуда гражданскому человеку непросто, но и не очень сложно. Лед, снег и фирн хорошо отражают солнечные лучи и хреново прогреваются солнцем, снижая нагрев поверхности и способствуя дальнейшей проморозке и расползанию ледяного пятна с куполообразного центра материка.

Например, можно купить билет на российское научное судно и сплавать из какого-нибудь Буэнос-Айреса туда-обратно с высадкой, в пути наслаждаясь обществом разношёрстного интернационала пингвиноёбов, колоритом команды и, возможно, буфетчицей Люськой. Хотя некоторые особенно упёртые граждане с баблом попадают туда без лишних заморочек на самолётах в хорошую погоду. Примерно 4 млн лет процесс дошел до логического конца, превратив материк в ледяной пиздец и учинив экстерминатус большинству тамошних обитателей. На разных картах его изображали как кусок то Африки, то Южной Америки.

Интерес к сабжу хомосапиенсы стали проявлять достаточно давно, ещё века с III до нашей эры. В средние века некие личности даже начали прикидывать, какое может быть население у этой земли, и задумываться, что неплохо бы принести туда христианство. в антарктический вопрос невольно внёс некоторую ясность сэр Френсис Дрейк, открыв пролив между Огненной Землёй и пока-ещё-неизвестно-чем и назвав его именем себя. Но в 1773 неугомонный Джеймс Кук пересёк Южный полярный круг с целью наконец прекратить срачи среди учёных и добавить в Британскую Корону искристо-белый опал, а себе почёт да славу на веки вечные.

Так, некий упоротый Далримпль авторитетно заявил, что население Южного континента должно составлять 50 лямов. Открыв по пути несколько островов, нарвался на плотный лёд и айсберги и вынужден был лососнуть, безапелляционно заявив: «Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы!

» А так как авторитет у Кука был ого-го, этим заявлением он на полвека отбил у доброхотов всякое желание лезть в те места. 28 января 1820 года шлюпы «Восток» и «Мирный» под командованием Беллинсгаузена и Лазарева подошли на расстояние прямой видимости к берегу Антарктического полуострова, после чего учёные наконец поверили в его существование и начали отправлять туда экспедиции.

Вслед за этапом географических открытий началась история сплошных подвигов, героизма, превозмоганий, лютых винов и таких же фейлов — соревнование стран за первонах на Южном полюсе.

Наиболее меметичной стала географическая дуэль англичанина Роберта Скотта и норвежца Руаля Амундсена в 1911—1912 гг.

Об экспедиции Скотта знал весь мир, а вот Амундсен проявил нордическую сдержанность и ничего не заявлял, пока не опередил Скотта, который узнал об этом только когда добрался до Мельбурна, где ему вручили телеграмму с норвежским приветом.